«Лесные фермы» вместо неиспользуемых сельхозземель: как российский бюджет лишается миллиардов рублей из-за несовершенства законодательства

Около 76 млн. га сельскохозяйственных земель в России сегодня не используется по назначению. Между тем часть из них – в первую очередь, в регионах рискованного земледелия, где сельское хозяйство не дает должного результата – могла бы послужить для реализации климатических проектов и так называемого плантационного лесовыращивания. Об этом говорится в материалах, подготовленных к очередному ежегодному докладу Уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова Президенту России.

Для этого, говорится в докладе, требуется внести в Классификатор видов разрешенного использования земельных участков (утвержден приказом Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 10.11.2020 № П/0412) изменения, предусматривающие возможность использования земель сельскохозяйственного назначения для лесоводства. А именно — внести в раздел «Растениеводство» дополнительный подраздел «Выращивание лесных насаждений».

Подготовленные Минприроды России поправки в постановление Правительства РФ от 21.09.2020 №1509 «Об утверждении особенностей использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, расположенных на землях сельскохозяйственного назначения» в материалах доклада оцениваются критически.

В частности, поправки предполагают установку максимального срока пользования участком в 10 лет, а также приравнивание таких участков по жесткости контрольных требований к землям лесного фонда. «Речь идет о многочисленных согласованиях, разрешительной системе в целом, — объясняет эксперт Уполномоченного, председатель совета директоров ГК RUNKO GROUP Сергей Стороженко. — Вводятся ограничения по возрасту рубки, по породному составу лесных растений . Но хотелось бы напомнить, что это не земли лесфонда, а именно сельскохозяйственные неудобья, которые инвестор засаживает лесом сообразно своему бизнес-плану. И с такими условиями регулирования планировать окупаемость инвестиций очень сложно. Кроме того, срок пользования участком в 10 лет абсолютно нереалистичен. Нужно в зависимости от породы растений 40-80 лет, а лучше бессрочно».

Выбор, по словам Стороженко, идет между нелегальной, хищнической заготовкой древесины, которой зарастают неиспользуемые сельхозземли, и планомерной охраной, защитой и воспроизводством этих ресурсов. А излишнее нормативное регулирование оставляет возможным только первый вариант.

Между тем «правильная настройка» регулирования убережет неиспользуемые земли от эрозии почв и стихийных лесных пожаров. Кроме этого, планомерное освоение этих земель под лесопосадки внесет вклад в глобальную борьбу с выбросами углерода.

Сегодня сектор землепользования и лесного хозяйства в России компенсирует около 27% выбросов углерода, происходящих в остальных секторах. Таким образом, есть существенные резервы для повышения этого показателя, что, в свою очередь, сможет принести российскому бюджету дополнительный источник дохода благодаря мировой системе торговли квотами на выбросы парниковых газов.

Другая проблема, отмеченная в материалах доклада, связана с порядком коммерческого освоения уже существующего лесного фонда. Согласно требованиям Лесного кодекса РФ, материалы лесоустройства (включающие в себя оценку характеристик насаждений и проектирование работ по охране, защите, воспроизводству лесов) нужно обновлять не реже одного раза в десять лет. Арендаторы участков вынуждены проводить их лесоустройство за собственный счет, однако вводить в действие такие материалы приходится исключительно в судебном порядке.

«Возникает парадокс, когда лес находится в федеральной собственности, но документацию на него должен вести арендатор, при этом документация еще и не признается, — отмечается в докладе. – Было бы гораздо логичнее, если бы эти работы взяло на себя государство».

Как раз сейчас в Госдуме находится предложенный Правительством проект изменений в Лесной кодекс РФ, согласно которым полномочия по лесоустройству передаются на федеральный уровень. По мнению экспертов, направление позитивное. Однако проблема заключается в том, что законопроект подразумевает монополию на лесоустроительные работы – эту функцию планируется передать государственному учреждению. «Несмотря на то, что оплату планируется возложить на госбюджет, по факту эти средства все равно будут браться из арендной платы за лесные участки, — отмечает Стороженко. – Поэтому для отрасли очень важно, чтобы составление документации проходило в оптимальные сроки. Единственная госструктура все равно не справится со всем объемом работ по стране, придется привлекать частные компании. И поэтому лучше сразу предусмотреть в этой сфере формирование рынка (по аналогии с кадастровыми работами), когда к составлению документов будут допущены частные компании, прошедшие госакредитацию. Это исключает необоснованное завышение стоимости лесоустроительных работ».

По экспертным оценкам, сейчас материалами лесоустройства не старше 10 лет снабжены не более 30% площадей земель лесфонда. Отсутствие объективной оценки лесных ресурсов приводит к тому, что бюджеты всех уровней недополучают от 10 до 50% возможных налоговых доходов.