Эксперты прогнозируют неравномерное восстановление мировой экономики

На фоне пандемии COVID-19, начавшейся год назад, мировая экономика ушла в самую глубокую рецессию со времен Второй мировой войны. В 2021-м глобальный ВВП может вырасти на +4,3%, а объем мировой торговли – на +6,7% (после падения на -5,2% в 2020-м). Таковы прогнозы, приведенные в новом выпуске ежеквартального исследования «Обзор страновых и отраслевых рисков за 4 квартал 2020 года» международной группы Coface, специализирующейся на страховании и управлении торговыми рисками.

Прогнозы основываются на допущении, что крупнейшим развитым странам мира к началу лета удастся вакцинировать по крайней мере 60% населения. Формирование коллективного иммунитета к коронавирусу может положить конец циклам «заморозки» и «разморозки» экономики, то есть попеременным ужесточениям и смягчениям карантинных мер, которые негативно сказываются на рыночной активности.

По итогам 2020 года, число банкротств, несмотря на глобальный кризис, сократилось в большинстве регионов мира. Так, на мировом уровне количество банкротств упало на 12%, в еврозоне – на 22%, в Азиатско-Тихоокеанском регионе – на 19%, в Северной Америке – на 3%. Такая динамика, по мнению аналитиков Coface, объясняется мерами государственной поддержки бизнеса, благодаря которым многие компании смогли пережить прошлый год, несмотря на все трудности. Если срок действия этих мер будет продлеваться, корпоративный сектор получит дополнительную защиту от банкротств и на текущий год.

«Шок, который рынок пережил в 2020-м, обернется значительным ростом частоты банкротств в 2022-м, даже если принять в расчет позитивное влияние мер господдержки», – отмечает Василий Чекулаев, генеральный директор Coface Россия. – «Так, согласно нашему текущему прогнозу, в Испании число банкротств в 2022 году увеличится на 16% по сравнению с 2019-м, во Франции – на 13%, в Италии – на 9%, в Германии – на 6%».

Восстановление мировой экономики будет неравномерным

Темпы восстановления будут резко различаться от страны к стране, считают эксперты Coface. В то время как положительный вклад Китая и ряда других азиатских стран (например, Тайваня, страновая оценка которого улучшилась) в динамику роста мировой экономики будет значительным, крупнейшие развитые рынки не смогут вернуться к докризисным показателям ВВП к концу текущего года, отмечают аналитики.

В числе отстающих окажутся в первую очередь страны, экономика которых сильно зависима от сферы услуг – например, Великобритания и Испания.

Тормозить темпы восстановления рынка будут любые задержки в национальных кампаниях массовой РесурсImageвакцинации.

ВВП России в 2021-м на фоне умеренного восстановления объемов потребления и инвестиций может вырасти на 3,2% (после сокращения на 4,3% по итогам прошлого года), прогнозируют экономисты Coface. Примерно такие же невысокие темпы рыночного роста будут наблюдаться в Украине (+2,5% ВВП после -5,2%) и Казахстане (+2,8% после -3,5%).
РесурсImage

Россия – один из трех развивающихся рынков, у которых есть место для маневра в проведении денежно-кредитной политики в этом году

Рынки развивающихся стран страдают как от прямых последствий кризиса (локдауны, карантинные меры и другие ограничения), так и от косвенных, связанных с «охлаждением» экономики развитых стран, которое выражается в росте цен на сырье, снижении объемов торговли, сокращении туристического потока, снижении объемов денежных переводов в родные страны от трудовых мигрантов и т.д.

Чтобы определить, какие развивающиеся страны смогут позволить себе относительно активную стимуляцию рынка с помощью инструментов денежно-кредитной политики центральных банков в этом году, эксперты Coface оценили 23 национальных рынка по четырем критериям.

По мнению аналитиков, место для маневра у развивающегося рынка есть, если:
⦁ Реальная процентная ставка ЦБ страны (то есть ключевая ставка за вычетом инфляционной ставки) составляет как минимум 25 базисных пунктов;
⦁ В стране установлен гибкий валютный курс;
⦁ Счет текущих операций платежного баланса страны показывает профицит или неглубокий дефицит (менее 3% от ВВП страны);
⦁ Страна обладает достаточными резервами иностранной валюты (которые могут покрыть как минимум как минимум совокупную трехмесячную стоимость импорта).

Результаты анализа показывают, что из числа 23 развивающихся рынков позволить себе смягчение денежно-кредитной политики могут только три – Россия, Индонезия и Мексика.

Автопром выходит из заноса, транспортный сектор по-прежнему в числе отстающих

По итогам 4 квартала 2020 года улучшены 23 отраслевые оценки, ухудшены 9 (в рамках анализа по отдельности оцениваются 13 отраслей в 28 странах).

Почти половина улучшений приходится на автопром стран Центральной, Восточной и Западной Европы, который пережил второе полугодие 2020-го со значительно меньшими потерями, чем ожидалось изначально. Вторая по числу улучшений – строительная промышленность, третья – химическая.

Рекордсменом по росту рисков в этом квартале стал транспортный сектор – на него приходится четыре ухудшения отраслевых оценок из девяти.

В России на текущий момент высокий риск платежных дефолтов и корпоративных банкротств наблюдается в восьми отраслях из 13 – в автопроме, строительной промышленности, энергетике, металлургии, розничной торговле, текстильной промышленности, транспортном секторе и деревообрабатывающей промышленности.

Средний уровень рисков зафиксирован в пяти секторах рынка РФ из 13 – в агропродовольственной промышленности, химической промышленности, секторе информационных и коммуникационных технологий, фармацевтике и целлюлозно-бумажной промышленности.

В категорию низкого или очень высокого риска на текущий момент не входит ни один из 13 ключевых секторов российского рынка.

Пандемический кризис увеличил разрыв в доходах

Сильнее всех прочих от пандемического кризиса пострадали наименее квалифицированные работники и молодежь. Также негативные последствия рецессии острее ощутили на себе женщины, которые в большей степени в сфере услуг, понесшей особенно крупные убытки.

«Если судить по последствиям других эпидемий, имевших место в 21 веке, можно сказать, что эпидемиологические кризисы приводят к увеличению разрыва в доходах между различными слоями населения, — резюмирует Василий Чекулаев, генеральный директор Coface Россия, — и этот разрыв сохраняется в долгосрочной перспективе и в итоге способствует росту социальной напряженности, которая обычно начинает обостряться примерно через год после самой пандемии».