Россия: негативное влияние пандемического кризиса на рынок проявляется с задержкой

По данным Росстата, в 1 квартале 2020-го темпы роста российского ВВП упали до +1,6% в годовом выражении. Стоит отметить, что темпы роста российской экономики снизились по сравнению с предыдущим кварталом (+2,4% год к году в 4 квартале 2019-го), однако не так существенно, как можно было ожидать в связи с пандемическим кризисом. Российский рынок отреагировал на кризис значительно позже, чем большинство европейских. По итогам апреля основные индикаторы экономической активности (объемы промышленного производства, розничных продаж, уровень безработицы) ухудшились. Существенно сократился и национальный ВВП: официальные данные, опубликованные 28 мая, свидетельствуют о сокращении ВВП на 12% в годовом выражении по результатам апреля.

Прогноз динамики ВВП – 2020: -5,8%; 2021: +2,0%

Оценка странового риска Coface – B («Значительный риск»)

Несмотря на географическую близость России и Китая и наличие у стран общей границы протяженностью 4209 км (6 длиннейшая международная граница в мире), во время пика эпидемии в Китае число заражений коронавирусом в России оставалось относительно несущественным. Еще в конце января российские власти приняли решение закрыть границу с КНР, чтобы не допустить всплеска заболеваемости на территории РФ. По состоянию на 1 июня, однако, Россия оказалась уже на третьем месте в мире по числу заражений COVID-19. По подсчетам Университета Джонса Хопкинса, на указанную дату количество заболевших коронавирусом в РФ составляло около 414 тысяч. 

Негативное влияние пандемического кризиса на российскую экономику начало прослеживаться только со второго квартала 2020 года – вероятно, ввиду того что массовые «локдауны» начались в РФ значительно позже, чем в большинстве европейских стран. Режим нерабочих дней, предусматривающий остановку работы предприятий с сохранением за работниками заработной платы, был введен только 30 марта. Сначала режим нерабочих дней был объявлен всего на одну неделю, однако по истечении этого срока продлевался несколько раз и был снят на федеральном уровне только 12 мая. С этой даты принимать решения о продлении либо прекращении карантина в каждом из российских регионов было поручено региональным властям. В большинстве федеральных субъектов – в том числе в Москве – карантинный режим действует до сих пор.

Российский рынок, как и большинство европейских, отреагировал на «локдауны» весьма болезненно. Так, в апреле индекс деловой активности (PMI) в производственном секторе упал до низшей отметки за всю историю наблюдений (с 1997 г.) и составил всего 31,2 пункта. Индекс PMI в секторе услуг по итогам апреля также поставил исторический антирекорд – всего 12 пунктов. Значение индекса ниже 50 пунктов, напомним, свидетельствует о сокращении уровня экономической активности. Объемы промышленного производства в апреле 2020-го упали на 6,6% в годовом выражении. Сильнее прочих отраслей промышленности пострадал автопром – объемы производства в нем упали на 79,2%. Стоит отметить, что в преддверии массовых «локдаунов» резко вырос спрос на базовые продовольственные и хозяйственные товары, также был зафиксирован всплеск спроса на ноутбуки – вероятнее всего в связи с переходом сотрудников некоторых предприятий на удаленный режим работы. Тем не менее, в целом пандемический кризис привел к резкому сокращению объемов потребления домохозяйств. По результатам апреля спрос в секторе розничной торговли упал на 23,4% в годовом выражении. В продуктовом ритейле спрос снизился на 9,3%, в сегменте товаров длительного пользования обвалился сразу на 36,7%.

Российские власти приняли ряд налоговых и денежно-кредитных мер по поддержке пострадавших предприятий и населения. Несмотря на ускорение темпов инфляции, обусловленное ослаблением курса рубля и соответствующим удорожанием импортной продукции, российский Центробанк не только понизил ключевую ставку, но и предпринял ряд других шагов, направленных на минимизацию урона от пандемического кризиса – например, объявил о расширении программы рефинансирования по кредитам для малого и среднего бизнеса. Изначально объем пакета мер бюджетного стимулирования рынка составлял около 2,8% от национального ВВП, а в мае был увеличен до 3,5% за счет включения в программу поддержки дополнительных налоговых льгот для бизнеса и социальных выплат. Также российские власти приняли решение оказать адресную поддержку 1151 предприятию из перечня стратегически важных и системообразующих.

Риски

1. Российская экономика переживает двойной шок. Первый обусловлен пандемическим кризисом, второй – резким падением цен на нефть. Эксперты Coface считают, что сочетание этих факторов приведет к снижению российского ВВП на 5,8% по итогам года. Цены на нефть за период с начала года по середину апреля упали почти на 70% и иногда достигали низшего за последние 20 лет уровня. Курс рубля, однако, не обвалился вслед за ценами на нефть – отчасти благодаря действиям российского Центробанка, направленным на поддержание национальной валюты. Россия хорошо подготовлена к воздействию внешних шоковых факторов благодаря наличию существенных резервов – после резкого роста турбулентности на нефтяном рынке в 2014-2016 годах Россия стала откладывать часть прибыли от продаж нефти. Для России балансирующая цена нефти находится на отметке 42 доллара за баррель – то есть на гораздо более комфортном уровне, нежели для большинства других экспортеров углеводородного сырья. Несмотря на небольшой рост по результатам апреля, цены на нефть остаются низкими. Более того, недавно заключенная в рамках ОПЕК+ сделка предусматривает сокращение Россией объемов нефтедобычи примерно на четверть уже в ближайшие несколько месяцев. По итогам 2019 года российский бюджет оказался профицитным, что дает российским властям место для маневра в условиях пандемического кризиса, но в 2020 году бюджет наверняка покажет существенный дефицит. Впрочем, огромный резерв Фонда национального благосостояния (около 12,9 трлн рублей) с избытком покроет сокращение бюджетных доходов в текущем году. Министр финансов Антон Силуанов, однако, предупреждает, что к концу текущего года резерв Фонда может быть исчерпан почти наполовину.

2. Несмотря на объявленные меры господдержки, сегмент малых и средних предприятий, в котором занято около 25% российской рабочей силы, может пострадать от пандемического кризиса гораздо сильнее, чем на сегодняшний день ожидают экономисты, что приведет к волнообразному росту безработицы. Опыт прошлых кризисов показывает, что российские работодатели в трудные времена предпочитают сначала уменьшать зарплаты, и только в крайнем случае прибегать к массовым сокращениям. Несмотря на это, по итогам апреля число безработных в РФ выросло на 800 000 человек. Уровень безработицы на конец апреля достиг 5,8% (после 4,7% по итогам марта). Как следствие роста безработицы можно ожидать существенного сокращения покупательной способности населения. При этом стоит помнить, что именно потребление домохозяйств является основным «двигателем» российской экономики и генерирует около 50% от национального ВВП.

3. В условиях сокращения реальных зарплат уровень потребительского доверия будет восстанавливаться медленно. От сокращения потребительского спроса на сегодняшний день сильнее всего страдают автопром, торговля одеждой и ритейл в целом. Поддержать платежеспособность потребителей могут снижения процентных ставок по кредитам и финансовые выплаты от государства. Учитывая, что 1 июля в России состоится голосование о внесении поправок в конституцию, а в 2021 году пройдут выборы в Государственную думу, власти наверняка постараются снизить уровень потребительского пессимизма населения. Несмотря на то, что строгие карантинные ограничения постепенно смягчаются в большинстве регионов страны, домохозяйства вряд ли быстро вернутся к прежним уровням потребления, так как пока неясно, миновал ли пик эпидемии COVID-19 в России или нет. По мере восстановления нормального режима работы предприятий заболеваемость коронавирусом может резко возрасти.