Эксперты опубликовали обзор отраслевых рисков и прогнозы на 2020 год

Эксперты международной группы Coface, специализирующейся на торговом страховании и управлении рисками, представили прогноз развития 13 основных секторовмирового рынкав 2020 годув рамках конференции CofaceCountryRiskConference 2020 в Париже. Особенно трудным текущий год окажется, отмечают аналитики, для автопрома, металлургии,текстильной и целлюлозно-бумажной промышленности.

1. Агропродовольственный сектор 1
2. Автомобильная промышленность 2
3. Химическая промышленность 3
4. Строительная промышленность 3
5. Энергетическая промышленность 4
6. Информационные и коммуникационные технологии 4
7. Металлургия 5
8. Целлюлозно-бумажная промышленность 5
9. Фармацевтика 6
10. Розничная торговля 7
11. Текстильная промышленность и производство одежды 7
12. Транспортный сектор 8
13. Деревообрабатывающая промышленность 9

1. Агропродовольственный сектор

В 2019 году мировой агропром стал одной из отраслей, больше других пострадавших от усиления протекционизма. Кроме того, сектор уязвим к погодно-климатическим угрозам и рискам биологической природы. Эксперты Coface ожидают, что в 2020 году развитие агропродовольственного сектора будут сдерживать те же факторы, что и в 2019-м.

Сельскохозяйственное сырье стало одной из основных целей в торговой войне между Китаем и США. Особенно сильно в результате ответных мер Китая на недружественные шаги Вашингтона пострадал сектор сои и соевых продуктов. Торговый конфликт между державами привел к высокой волатильность цен на сельскохозяйственное сырье и вынудил поставщиков сои ощутимо снизить цены на свою продукцию.В то же время различные соглашения о свободной торговле дают агропродовольственному сектору важное преимущество перед всеми прочими секторами мирового рынка. Почти все подобные соглашения включают в себя разного рода преференции по отношению к международной торговле сельскохозяйственным сырьем. В частности, льготы и преференции для агропродовольственного сектора предусматриваются соглашениями между ЕС и странами блока Меркосур, ЕС и Японией, а также ЕС и Канадой.

Аналитики Coface считают, что в этом году темпы роста объемов выработки сельскохозяйственного сырья будут сдерживать неблагоприятные биологические факторы: в частности, недавняя вспышка африканской чумы свиней (АЧС) и последствия осеннего нашествия луговых совок, распространенных сельскохозяйственных вредителей.Африканская чума свиней, вспышки которой до сих пор происходят в Азии (особенно часто в Китае) и Европе, оказывает существенное влияние на мировой рынок свинины, так как Китай – одновременно самый крупный производитель и потребитель этого вида сельскохозяйственного сырья.

Рынок органических продуктов, популярных в странах Евросоюза, Соединенных Штатах и Китае, быстро расширяется. Спрос на органическую сельскохозяйственную продукцию в перечисленных регионах обусловлен в основном обеспокоенностью населения вопросами экологии и защиты окружающей среды. Так, например, многим потребителям представляется важным тот факт, что при производстве органической продукции не используются (либо используется в минимальном количестве) пестициды. Европарламент, в частности, считает отказ от использования пестицидов одним из основополагающих принципов органического сельскохозяйственного производства. Таким образом, можно ожидать, что органический сектор агропрома в ближайшем будущем продолжит расти, несмотря на общее «охлаждение» мирового рынка в этом году. Если когда-то органическое производство считалось крайне узкой рыночной нишей, сегодня ситуация выглядит уже совсем по-другому – так, в 2017 году совокупный объем рынка органической продукции составил 90 миллиардов евро.

2. Автомобильная промышленность

2020-й год, считают эксперты Coface, окажется непростым для мирового автопрома. Помимо замедления темпов роста мирового ВВП с 2,5% в 2019-м до 2,4% в 2020-м году сектор сталкивается с целым рядом других сдерживающих факторов. Продажи автомобилей падают на основных региональных рынках по всему миру. За первые десять месяцев 2019 года продажи авто упали на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, в Китае – на целых 9,7%. В странах ЕС за тот же период число регистраций новых транспортных средств упало на 0,7%. Аналитики Coface отмечают высокий уровень деловых и кредитных рисков в автомобильной промышленностиво всех регионах мира, по которым компания публикует оценки отраслевых рисков. Это говорит как о структурных проблемах в самом секторе, так и о сильной взаимозависимости между мировыми производственными цепочками.

Состояние автомобильной промышленности достаточно четко отражает факторы, сдерживающие развитие мирового рынка в целом. Основными в числе таких факторов можно считать общее циклическое замедление темпов роста мирового рынка, повсеместное усиление торгового протекционизма, а также структурные изменения экономики, связанные с внедрением инноваций, эволюцией потребительских предпочтений и ужесточением регуляторных законодательных норм. Принимая во внимание, что развитие отрасли сдерживает целый ряд факторов, экономисты Coface ожидают, что в среднесрочной перспективе обстановка в автопроме останется неблагоприятной.

3. Химическая промышленность

Динамика развития химической промышленности сильно зависит от динамики развития мирового рынка. Учитывая, что последняя замедляется, ухудшается обстановка и в химпроме. Это ухудшение выражается в первую очередь в том, что снижается спрос на продукцию отрасли со стороны основных секторов-потребителей химикатов и пластиков: автопрома и строительной промышленности. Во втором квартале 2019-го объем чистой прибыли в секторе упал на 29 процентных пунктов по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. Такое резкое падение прибыли можно считать следствием не только отмеченного выше снижения спроса, но и одновременного усиления протекционизма и ужесточения природоохранных норм.

За последние несколько лет химические концерны построили и запустили целый ряд крупных нефтехимических заводов в США, Китае, Индии и на Аравийском полуострове, что существенно увеличило объем предложения на рынке и заставило производителей резко снизить цены на некоторые продукты – в частности, на этилен и его производные. Кроме того, ужесточение природоохранных норм заставит игроков рынка за следующие несколько лет существенно модифицировать давно отработанные производственные процессы.

Также аналитики Coface отмечают риск вовлечения крупных игроков отрасли в судебные тяжбы с правительствами ряда стран – в частности, с властями Соединенных Штатов. Через подобный этап сейчас проходит, например, табачная индустрия, а также фармацевтика – в первую очередь в связи с опиоидным скандалом. Существует риск, что производителям лекарственных препаратов, табачных изделий, а в недалеком будущем, возможно, и химическим концернам придется договариваться с правительством США и выплачивать существенные финансовые компенсации, чтобы избежать жестких судебных приговоров по «скандальным» делам.

4. Строительная промышленность

Несмотря на снижение темпов мирового экономического роста, строительная промышленность, считают экономисты Coface, будет устойчиво развиваться на протяжении всего года благодаря ряду стимулирующих факторов. В числе таких факторов можно отметитьсмягчение денежно-кредитной политики и снижение ставок по банковским кредитам на ряде ключевых рынков, что будет не только стимулировать строительство коммерческой и жилой недвижимости, но и поддерживать здоровый потребительский и деловой оптимизм в секторе. Кроме того, застройщики смогут хорошо заработать на реализации крупных инфраструктурных проектов в энергетической и химической промышленности, запланированных на этот год в ряде стран. Также игрокам строительной отрасли сыграет на руку снижение цен на базовые материалы, в первую очередь на сталь.

Еще одним важным фактором, который будет помогать строительной промышленности расти, можно считать растущую экологическую сознательность властей и их стремление нивелировать риски, связанные с изменением климата. Так, например, Европейский Союз согласовал план с говорящим названием «Достижение углеродного нейтралитета в строительной промышленности», в рамках которого к 2050 году страны ЕС планируют свести к нулю разницу между выбросами парниковых газов и их поглощением при возведении зданий – то есть достигнуть того самого углеродного нейтралитета в отрасли. Это, считают эксперты Coface, еще долго будет подстегивать спрос на строительство новых «экологичных» зданий и «озеленение» (снижение «углеродного отпечатка») старых.

В то же время ужесточение стандартов застройки вынудит предприятия пройти процесс адаптации, который для некоторых игроков отрасли может оказаться достаточно болезненным – переход на «зеленые» стандарты может потребовать существенных финансовых вложений, что может негативно сказаться на платежеспособности предпринимателей в и без того неблагоприятной рыночной среде.

5. Энергетическая промышленность

Спрос на нефтяное сырье снижается, в то время как объем предложения остается неизменно высоким. Учитывая данный дисбаланс, можно ожидать, что средняя цена нефти упадет. Согласно прогнозу экономистов Coface, по итогам 2020 года средняя цена барреля нефти марки Brentсоставит $60. Такой уровень цен явно недостаточен для того, чтобы спрос на услуги компаний, специализирующихся на разведке нефтяных месторождений, повысился, а их прибыль выросла. Это, в свою очередь, негативно сказывается на всей цепочке поставок углеводородного сырья. Снижение объемов инвестиций в геологоразведку дестабилизирует нефтяные и газовые концерны, которым и так приходится снижать цены на свою продукцию из-за избыточного предложения на рынке.

Особенно трудным текущий год станет для нефтегазовых компаний, которые вошли в него с «багажом» финансовых проблем, накопленных за прошлые годы. Нефтеперерабатывающим же предприятиям придется подстраиваться под новые стандарты работы в условиях снижения спроса. Какследствие перечисленных выше факторов, аналитики Coface отмечают рост кредитных рисков в секторе и ухудшение делового климата. Эксперты компании регулярно оценивают уровень отраслевых рисков в различных рыночных секторах шести регионов мира; ни в одном из этих регионов риски в энергетической промышленности не оцениваются как низкие, при этом в трех из шести они оцениваются как высокие.

6. Информационные и коммуникационные технологии

Сектор ИКТ характеризуется высочайшей степенью рыночной концентрации – сегодня можно сказать, что он почти полностью находится в руках относительно небольшого ряда американских и китайских предприятий. Из числа американских гигантов следует отметить так называемую «пятёрку FAANG» (Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google) и Microsoft, из китайских – Baidu, Alibaba, Tencent и Xiaomi. Перечисленные компании могут похвастаться одними из высочайших в мире уровней капитализации, при этом их прибыль постоянно растет.

Торговые конфликты обостряют и без того достаточно жесткую конкуренцию между США и Китаем. В частности, именно из соображений конкурентной борьбы Вашингтон наложил санкции на целый ряд китайских технологических компаний, в том числе на Xiaomi – один из крупнейших в мире телекоммуникационных концернов. Многие развитые страны – в первую очередь США – обеспокоены планом стратегического развития КНР с говорящим названием «MadeinChina 2025» (англ. «Сделано в Китае 2025»), который предполагает, что к 2025 году Китай должен стать мировым лидером в 10 ключевых технологических секторах экономики – например, в робототехнике, производстве полупроводников и так далее.

Новые технологические разработки, в особенности в области искусственного интеллекта, могут существенно изменить привычные и давно отработанные производственные процессы в самых разных отраслях экономики.

Перспективы сектора ИКТ, однако, остаются неоднозначными: в некоторых регионах мира риски в отрасли существенно ниже, чем в других, даже несмотря на общее «охлаждение» мировой экономики. Эксперты Coface считают, что в этом году спрос на технологические продукты и услуги будет расти медленнее, чем в прошлом. Если попытаться заглянуть в будущее, можно ожидать, что одной из основных проблем для американской «пятёрки FAANG» станет ужесточение законодательных норм защиты конфиденциальных данных пользователей.

7. Металлургия

Сектор металлургии оказался в центре торговой войны между США и Китаем. После того как Вашингтон ввел повышенные импортные тарифы на сталь (25%) и алюминий (10%) для Китая, Канады, Мексики, Японии и стран ЕС, цены на сталь в США резко выросли. В июле 2019-го средняя цена стали в Штатах была на 21,7% выше, чем в декабре 2017 года. Тем не менее, по данным аналитиков SteelHome, из-за замедления темпов мирового экономического роста за период с ноября 2018-го по ноябрь 2019 года среднемесячная цена стали в США упала на 28%, в Китае – на 12%, а в странах Евросоюза – на 18%. Цены на железную руду к ноябрю 2019-го также упали на 21% после резкого роста в начале года, обусловленного перебоями в поставках железорудного сырья из Бразилии.

Цена на медь, по которой часто можно судить о тенденциях в мировой экономике в целом, за период с декабря 2018 года по ноябрь 2019-го снизилась на 3,3% и продолжает падать. Цены на другие базовые металлы и сплавы демонстрируют неоднозначную ценовую динамику. Так, цены на никель с декабря 2018 года по ноябрь 2019-го показали рост на целых 40%, в основном за счет повышения заинтересованности инвесторов в электромобилях, в батареях которых используется этот металл. Цены на цинк за тот же период упали на 7%, на алюминий – на 7,5%, на кобальт – на целых 35%.

8. Целлюлозно-бумажная промышленность

Целлюлозно-бумажная промышленность делится на два подсектора – производство бумаги для полиграфии и производство упаковочной бумаги, и в 2020 году в них будут наблюдаться совершенно разные тенденции, считают экономисты Coface.

Объемы потребления полиграфической бумаги снижаются, потому что все больший объем информации «переходит» на экраны электронных устройств. Потребление же упаковочной бумаги, наоборот, растет. Этому росту способствует не только расширение сектора электронной коммерции (а вместе с ним и объема товаров, которые нужно упаковать перед отправкой заказчику), но и тот факт, что ее она может многократно и быстро перерабатываться, не в пример многим другим упаковочным материалам, в первую очередь пластику. Именно поэтому упаковочная бумага уже давно воспринимается как «зеленый», экологически безопасный продукт, и именно ростом экологической сознательности населения и правительств можно объяснить резкое увеличение спроса на переработанную бумагу и на инновационные методы ее переработки. В 2018 году в Европе бумага была материалом, наиболее часто подвергавшимся переработке. Согласно данным Конфедерации европейских предприятий бумажной промышленности, 71,6% от общего объема потребления бумаги в Европе приходится именно на переработанную бумагу.

В долгосрочной перспективе репутация «зеленого» материала может еще не раз сыграть производителям на руку, так как бумага может использоваться в качестве экологически безопасной замены многих видов упаковки и даже некоторых строительных материалов. Большинство игроков в целлюлозно-бумажной промышленности нацелены на внедрение инноваций и постоянно ищут новые способы применения своей продукции, которые бы позволили диверсифицировать источники прибыли и снизить зависимость бизнеса от доходов, получаемых от продаж полиграфической бумаги (объем которых стабильно снижается) и бумаги для упаковки (спрос на которую сильно зависит от общего благосостояния мировой экономики).

Кроме того, сектор сильно зависит от колебаний цен на древесную целлюлозу, которые после роста в 2017 и 2018 годах ощутимо снизились из-за ухудшения обстановки в Китае, который экспортирует 35% от общего мирового объема этого вида сырья. Колебания цен на древесную целлюлозу будет оказывать совершенно разное влияние на игроков сектора в зависимости от того, производят они целлюлозу или бумагу, так как целлюлоза – основной базовый продукт, необходимый для производства бумаги.

В целом можно ожидать, что 2020 год окажется для целлюлозно-бумажной промышленности непростым. Потребление полиграфической бумаги наверняка продолжит снижаться, как и в последние несколько лет. Спрос же на картон и упаковочную бумагу может уменьшиться из-за общего замедления динамики роста мирового рынка.

9. Фармацевтика

Тенденции в секторе фармацевтики существенно разнятся от региона к региону. Игрокам отрасли приходится постоянно балансировать между разнообразными факторами риска. Крупные покупатели, которым вторит и широкая общественность, требуют снижения цен на лекарства. Конкуренция со стороны дженериков и высокая стоимость разработки новых препаратов заставляют ведущие компании фармацевтической отрасли объединять усилия, чтобы переработать существующий ассортимент лекарств, что ведет к существенному увеличению корпоративной долговой нагрузки. Игрокам отрасли приходится мириться не только со снижением цен на препараты, но и с высокой фиксированной стоимостью производства, что снижает объемы их прибыли.

По мере того, как рынки развивающихся стран становятся все более зрелыми, а благосостояние граждан этих стран растет, увеличивается спрос на лекарства, традиционно связанные с лечением заболеваний, вызываемых сидячим образом жизни и избыточным весом. В результате крупные покупатели в этих странах настроены добиваться от фармацевтических концернов максимального снижения оптовых цен на лекарства, дающие наиболее эффективные результаты.

10. Розничная торговля

В 2020 году объемы потребления домохозяйств, одного из основных драйверов роста ритейла, будут снижаться вслед за общим «охлаждением» мировой экономики. Тем не менее, в целом сектор остается достаточно устойчивым к воздействию неблагоприятной рыночной среды, хотя ситуация в секторе будет сильно разниться от региона к региону. Так, можно ожидать, что Китай и Индия продолжат наращивать темпы личного потребления, а вместе с ним будет расширяться и рынок розницы. По итогам 2019 года рост объема розничных продаж (включая продажи через онлайн-каналы) составил около 4,5% – примерно столько же, сколько в 2018 году, но меньше, чем в предыдущие годы. На сегодняшний день расширению рынка розницы способствует быстрый рост объема онлайн-продаж, особенно в Китае.

Рост конкуренции со стороны сегмента электронной коммерции заставляет традиционных «оффлайновых»игроков сектора искать новые способы привлечь покупателя. Многие из них, впрочем, признают потенциал электронной коммерции и открывают – нередко вынужденно, под давлением конкуренции, – собственные онлайн-платформы. Часто онлайн-ритейлеры создают своего рода альянсы с «оффлайновыми» торговыми сетями. Последним это играет на руку – как отмечалось выше, традиционные игроки сектора ищут способы диверсифицировать каналы дистрибуции и сегментировать свой ассортимент с тем, чтобы привлечь новые покупательские аудитории.

11. Текстильная промышленность и производство одежды

Несмотря на то, что текстильная промышленность и производство одежды тесно связаны, их все же следует считать разными подсегментами в рамках одной отрасли, и каждый из них сталкивается со своими собственными трудностями и рисками. Текстильная промышленность производит базовые материалы – волокна – для пошива одежды, которые можно разделить на две подгруппы – натуральные и искусственные.

Уже долгое время основными материалами для производства одежды остаются хлопок и другие виды натуральных волокон, однако в последние годы синтетические волокна, которые стоят дешевле и хорошо комбинируются с большинством других материалов, постепенно забирают все большую долю рынка: на сегодняшний день объем мирового производства полиэстера превышает объем производства хлопковых тканей в два раза.

С января 2016-го по июнь 2018-го цены на хлопок выросли на 60%, однако потом резко упали – за период с июня 2018-го по октябрь 2019-го снижение составило 30%. Департамент сельского хозяйства США прогнозирует, что за 2019-2020 учетный год мировой объем выработки хлопка вырастет на 2,5% по сравнению с предыдущим. Также эксперты Департамента ожидают стагнацию спроса и увеличение мировых запасов хлопка (+0,8%). Кроме того, китайские импортные тарифы на американский хлопок способствуют снижению цен на сырье. Можно ожидать, что цены на хлопок будут плавно снижаться в течение всего года. Согласно прогнозу Департамента сельского хозяйства Австралии, за 2019-2020 учетный год цены на хлопок упадут на 12% по сравнению с предыдущим сезоном.

Также рост сектора наверняка будет сдерживать общее замедление темпов роста мировой экономики. Учитывая перечисленные выше факторы, эксперты Coface оценивают уровень рисков в текстильной промышленности как «Высокий» либо «Очень высокий» в большинстве регионов мира.

Подсектору производства и продажи одежды, как и ритейлу в целом, приходится адаптироваться к росту конкуренции со стороны электронной коммерции, но пока в основном только в развитых странах и в Китае. Чтобы выжить в век цифровых технологий, «оффлайновым» торговым сетям приходится либо сотрудничать со сторонними платформами онлайн-продаж, либо развивать свои собственные. В США, например, за период с 2015-го по 2017 год онлайн-продажи одежды выросли на 6,7 процентных пункта и достигли 27,4% от общего объема продаж данного вида продукции.

12. Транспортный сектор

Экономисты Coface ожидают, что росту транспортного сектора в этом году будет препятствовать общее ухудшение обстановки на мировом рынке. Причем ослабление экономической активности коснется и наземных, и морских, и воздушных перевозчиков. В более отдаленной же перспективе, однако, транспортный сектор может перейти к устойчивому росту благодаря увеличению доли среднего класса в населении Индии и Китая и снижению цен на разработку и внедрение инноваций, особенно в воздушном и морском сегменте.

Объемы международной торговли в настоящий момент снижаются. Программа WorldTradeMonitor, которая отслеживает мировые объемы товарообмена, в 3 квартале 2019 года зафиксировала снижение объема торговли на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Объем воздушных грузовых перевозок за 9 месяцев 2019 года упал по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 4,5%. Рост объема морских грузоперевозок замедляется: по итогам 3 квартала 2019 года темпы роста снизились до 3% (по сравнению с +3,3% в 3 квартале 2018-го).

Темпы роста объемов пассажирских авиаперевозок в 2019 году также продолжили снижаться. Если за первые 9 месяцев 2018 года темп роста составил 6,7%, то за аналогичный период 2019-го – уже всего 4,5%. Целый ряд инцидентов с самолетами Boeing, произошедших за последние несколько лет, негативно сказывается на финансовом состоянии не только самого производителя, но и многих авиаперевозчиков, в особенности в США. Большинство перевозчиков в штатах используют именно самолеты производства Boeing, и когда у производителя начались проблемы, число самолетов в парках многих авиакомпаний (временно) снизилось. Несмотря на не самую благоприятную обстановку в секторе на текущий момент, в долгосрочной перспективе, считают эксперты Международной ассоциации воздушного транспорта, число авиапассажиров вырастет. Так, к 2037 году, считают в организации, количество перевозок удвоится и составит около 8,2 миллиардов в год. Основным фактором роста сектора авиаперевозок эксперты ассоциации считают рост благосостояния населения в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. На него, прогнозируют аналитики, к 2037 году будет приходится половина от мирового авиационного пассажиропотока.

Стоит, однако, отметить, что развитие сектора может существенно замедлить ужесточение природоохранных норм, к которому перевозчикам придется адаптироваться за счет модернизации транспортных средств.

13. Деревообрабатывающая промышленность

Успехи деревообрабатывающей промышленности всегда тесно связаны с обстановкой в строительной промышленности, что вполне логично: древесина – один из базовых строительных материалов. Из-за общего ухудшения обстановки на мировом рынке и ожидаемого замедления темпов роста мирового ВВП до 2,4% в 2020 году (после 2,5% в 2019-м и 3,2% в 2018-м), строительная промышленность в некоторых регионах окажется в этом году в не самом выгодном положении, что, в свою очередь, приведет к снижению спроса на древесину. Стоитотметить, что в США цена древесины за 11 месяцев 2019 года упала на целых 23% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Такое резкое снижение цены может подстегнуть спрос, который пока снижается. Также увеличению спроса на древесину может способствовать рост экологической сознательности властей и населения: древесина традиционно и заслуженно считается «зеленым» материалом, поэтому объемы его использования в строительстве могут вырасти. Таким образом, можно заключить, что в целом спрос на древесину будет держаться на достаточно высоком уровне. В первую очередь этому будет способствовать реализация крупных инфраструктурных проектов в ряде стран и стабильно высокий спрос со стороны развивающихся стран. Успехи подсектора производства отопительной древесины будут зависеть от колебаний цен на нефть. По прогнозу экспертов Coface, среднегодовая цена нефти марки Brent по итогам 2020 года составит $60.

Как уже отмечалось ранее, страны Евросоюза согласовали план, в соответствии с которым строительная промышленность к 2050 году должна достигнуть так называемого «углеродного нейтралитета». Это означает, что в долгосрочной перспективе древесина как один из наиболее экологичных материалов наверняка будет пользоваться высоким спросом у застройщиков, возводящих «зеленые» здания. Если говорить о факторах, которые могут сдерживать развитие отрасли, стоит отметить условия Парижского соглашения, предусматривающие ряд мер по снижению объемов вырубки леса.

Также стоит вспомнить о том, что новые крупные производители из Бразилии и Китая отбирают все большую долю рынка у европейских концернов, что вкупе с эволюцией спроса может привести в существенному изменению ландшафта отрасли. Стоит отметить, что на сектор негативно влияет усиление протекционизма в целом и торговая война между США и Китаем в частности. Кроме того, сектор деревообработки уязвим к переменам, происходящим в целлюлозно-бумажной промышленности, которая наряду со строительной промышленностью является основным потребителем древесного сырья. Также деревообрабатывающей промышленности угрожают риски, связанные с глобальным потеплением, в результате которого учащаются засухи и сильные лесные пожары, заставляющие производителей древесины сокращать объемы вырубки леса.