Полина Кирова: Матом ругаюсь, но очень редко

Рыбная отрасль многим представляется сугубо мужским занятием. Перед глазами сразу всплывают образы брутальных рыбаков-промысловиков, вытаскивающих трал лебедкой в тихоокеанский шторм, или флегматичных любителей с удочками на ближайшем пруду. Полина Кирова, директор по развитию сети рыбных супермаркетов «Рыбсеть» и руководитель одноименного аналитического агентства исследований рыбного рынка за несколько лет смогла опровергнуть стереотип, что в суровом рыбном бизнесе женщинам не место. Сегодня в ее Инстаграм более 30 тысяч подписчиков, а сама Полина считается одним из самых авторитетных экспертов-практиков в рыбном ритейле и, наверное, главным специалистом в России по красной икре. Издание «Экономическое обозрение стран Восточной и Центральной Европы» поставило ее на 5-е место в медиа-рейтинге спикеров и экспертов российского рыбопромышленного комплекса. 10-12 июля она принимает участие в Петербургском международном рыбопромышленном форуме – главном событии в рыбной отрасли, которое проводит Росрыболовство.Интервью о своей личной жизни Полина Кирова до этого практически не давала, но все когда-то происходит в первый раз.

Полина Кирова

— Полина, если набрать в сети поисковые запросы, связанные с Вами, то выяснится, что пользователей в первую очередь интересует не виды красной икры и не особенности ведения бизнеса по франшизе, а сугубо личные моменты: Ваш возраст, семейное положение, личные увлечения.

— Это вполне естественное желание узнать больше личной информации о человеке, который ведет активную деловую жизнь, находится в публичном пространстве, выступает в СМИ и к тому же работает в таком бизнесе, где женщин можно встретить крайне редко. Сейчас я уже более взросло выгляжу, мне все-таки уже 31 год, а когда я 8 лет назад начинала работать в рыбном ритейле, то мужчины смотрели на меня, мягко говоря, с недоумением, а в их глазах читался вопрос: «Девочка, куда ты полезла?»

— У нас вообще редко верят, что молодые и симпатичные женщины могут добиваться чего-то сами и своим трудом, сразу возникают мысли о муже-олигархе и других вариантах семейного покровительства.

— Олигархов у нас никогда не было. Можно назвать нашу семью научной интеллигенцией, как говорили еще в Советском Союзе. Дедушка — профессор в области черной металлургии, ему сейчас 82 года, он сам пешком ходит в бассейн и проплывает там полтора километра. Муж у меня тоже обычный человек, с рыбным сектором никак не связанный. У нас есть сын, Марк, ему 4 года. Так что просто в жизни мне ничего не давалось и не дается. Другой вопрос, что я не из той категории женщин, которые будут постоянно жаловаться на жизнь. Меня с детства воспитывали так, что человек может добиться всего, если будет очень сильно этого хотеть. Конечно, как и любая женщина, я могу поныть с подружками, что называется, за компанию. Но больше полутора-двух часов я не могу находиться в этом ноющем состоянии, мысли неизбежно возвращаются к делам.

— Вы активно развиваете бизнес, участвуете в огромном количестве семинаров, форумов, выставок, ведете авторские колонки в бизнес-изданиях, программы и рубрики на радио и на телевидении. Хватает ли Вам времени на семью, на воспитание сына?

— Конечно, времени всегда мало, но я научилось планировать его так, чтобы все успевать. Ну или почти все. Здесь ведь вопрос не в количестве времени, а в том, как ты его проводишь. С ребенком ведь можно проводить время по-разному. Некоторые мамы считают, что если они дали ребенку в руки гаджет, а сами сидят рядом в это время со своим гаджетом, то это называется проводить время с ребенком. У меня другой подход. Да, я вижу сына только утром, когда мы всей семьей завтракаем и вечером, когда прихожу с работы, а ему до сна остается час-полтора. Но эти полтора часа я стараюсь провести с Марком, что называется, по полной. Мы играем, лепим, рисуем, учимся. Ну и выходные – это время, которое я провожу исключительно с семьей, она у нас достаточно большая, много родственников. Стараемся чаще быть вместе, помогать друг другу, без поддержки семьи трудно что-то сделать в этой жизни.

— Сколько у Вас остается времени на сон в таком случае при такой нагрузке?

— Стараюсь спать не меньше 7 часов, иначе недосып потом обязательно скажется. В бизнесе нельзя быть вялой и угрюмой, даже если ты не выспалась. Люди должны видеть твою открытость, твой позитивный настрой, заинтересованность в решении совместных дел, перенимать твою энергию. В детстве я хотела стать биржевым брокером, меня всегда захватывали энергетика и уверенность, которые шли от этих людей. У меня и высшее образование финансовое, поскольку я сначала видела себя в банковской сфере. Потом, правда, после нескольких стажировок поняла, что это не мое.

— А чем Вас привлекла рыбная отрасль? Она всегда ведь считалась очень закрытой, а рыбный ритейл никогда не был в тренде, тем более для женщин.

— К рыбалке меня приучил еще мой отец. Наверное, я уже тогда задумывалась, почему в наших реках и морях хорошей рыбы много, а в магазинах ее мало. Ниша была свободна, и я решила попробовать. Сейчас у нас более 70 рыбных супермаркетов по России, как собственных, так и открытых по франшизе. Это наш успех, мы развиваемся, растем, но это не значит, что по стране в целом ситуация с рыбной торговлей кардинально меняется в лучшую сторону, до этого еще очень далеко. Ловим мы много, а едим по-прежнему мало, поскольку практически ничего не знаем о рыбе, так что без государственной поддержки в плане рыбного ликбеза, как покупателей, так и продавцов нам не обойтись.

— Насколько суровый Вы руководитель? Скажем, можете применить непечатный фольклор в отношении своего сотрудника?

— На работе матом стараюсь не ругаться и вообще стремлюсь решать проблемные ситуации, пока они еще не переросли в стадию конфликта. Русский язык богат и другими выражениями, с помощью которых можно доходчиво донести до людей свои мысли. Конечно, на эмоциях пару словечек проскочить может, но во всяком случае, это не превращается в один большой матерный монолог. К тому же, я не рассматриваю мат исключительно, как ругательную лексику. Это часть нашей культуры, и было бы ханжеством это отрицать. В кругу друзей и близких мы запросто можем вставлять соответствующие выражения, поскольку только они порой могут точно и емко передать те, или иные эмоции. Другое дело, что когда видишь, скажем, нетрезвого человека в общественном месте, который кроет всех матом направо и налево, не обращая внимания даже на детей, то это ничего, кроме отвращения, не вызывает.

— К вопросу о нетрезвости. Вы сами употребляете алкоголь?

— Довольно редко и в небольших количествах. У меня несколько лет назад обнаружилась такая неприятная вещь, как пищевая аллергия на вино и на все напитки, в состав которых входит виноград. Соответственно, остается только водка, текила и прочие жидкости, которые делаются не из винограда. Поэтому я могу выпить один-два коктейля на основе водки, или текилы, но не более того. Во-первых, начинает клонить в сон, а во-вторых, если переборщить, то следующему рабочему дню можно смело сказать «до свиданья». Я вообще не вижу героизма в том, когда люди накануне конкретно выпивают, а на следующий день приходят на работу и сидят там как зомби, делая вид, что работают. А на самом деле ждут обеда, чтобы поправить здоровье, или окончания рабочего дня, чтобы пойти отлежаться. Честнее в таких случаях либо сразу взять выходной, либо заранее думать о последствиях.

— Что помогает Вам быть такой энергичной? Занимаетесь ли Вы спортом?

— Спортом я всегда занималась, в основном единоборствами: карате, боксом, кикбоксингом. В тренажерном зале также стараюсь часто появляться. У меня нет черных и еще каких-либо поясов. Единоборства я рассматриваю в основном, как выплеск энергии, в том числе и негативной.

— Больше нравится в спаррингах работать, или грушу колотить?

— В спаррингах однозначно, хотя и грушу могу побить с удовольствием.

— А были случаи, когда самой в спаррингах доставалось?

— Прилетало, разумеется. Что ж поделаешь. Больно, конечно, но встаешь, отряхнешься, и идешь биться дальше. Это что в ринге, что в жизни. Приходится падать и вставать, иначе ничего не добьёшься.

Беседу вёл Андрей Тимофеев